Кто сильнее: Россия или НАТО? Оценка американских экспертов

Содержание новости

Кто сильнее: Россия или НАТО? Оценка американских экспертов

На фоне усиления напряженности в Европе западные эксперты все чаще задаются вопросом: чем может закончиться вооруженный конфликт НАТО с Россией? И выводы неутешительны. Так, высокопоставленный американский офицер однозначно заявил: альянсу не удастся в полной мере защитить сухопутные войска с воздуха — у российской армии на малых высотах неоспоримые преимущества.

Россия vs НАТО: борьба за господство в воздухе

Кризис вокруг Украины сплотил Североатлантический блок: авиация НАТО еще чаще летает вдоль российских границ, в Европе формируются новые многонациональные боевые группы, совершенствуется военная инфраструктура, проводятся многочисленные учения. В Брюсселе и Вашингтоне не скрывают: нынешнее обострение — дополнительная возможность для западных союзников отработать тактику, преодолеть языковой барьер и научиться действовать как единое целое.

По словам командующего силами ВВС США в Европе и Африке генерала Джеффри Харригана, у американцев появился отличный шанс отработать с партнерами организацию воздушной огневой поддержки (Close Air Support, CAS). Авианаводчики разных стран тренируются совместно управлять объединенной авиационной группировкой, которая защитит сухопутные войска.

«Постоянный контакт с европейскими коллегами позволил вывести нашу огневую мощь на принципиально новый уровень, достаточный, чтобы справиться с любой угрозой», — подчеркнул Харриган.

Впрочем, глава отдела спецпрограмм Аэромобильного командования ВВС США Максимилиан Бремер считает, что организовать надежное авиационное прикрытие наземных частей будет очень непросто. По крайней мере на высотах до трех тысяч метров — именно на этих эшелонах работают штурмовики A-10 и ударные вертолеты.

«У русских есть отличные средства противовоздушной обороны, особенно ближнего и малого радиуса действия, — констатирует Бремер. — Я имею в виду системы „Тор“, „Бук“, „Панцирь“, „Тунгуска“, а также переносные зенитно-ракетные комплексы „Верба“ и „Игла“. Причем их очень много. Следовательно, наша штурмовая и армейская авиация будут под постоянной угрозой. А это повлечет потери как в материальной части, так и в личном составе».

Полковник признает: у США нет достаточно эффективных средств противодействия. Штурмовики и вертолеты будут сбивать, а использовать истребители пятого поколения F-35 слишком рискованно — ведь малозаметны они лишь на больших высотах. К тому же этих крайне дорогих самолетов очень мало.

Россия vs НАТО: артиллерия и дроны

Помимо эффективной ПВО, Бремер указывает на другой козырь российской армии — артиллерию. В конфликтах последних десятилетий, напомнил он, НАТО делала ставку на авиацию. Учитывая, что противниками были страны без серьезной ПВО, бомбили неугодные режимы практически безнаказанно. С Россией так не получится. А значит, придется воевать и на земле.

«Артиллерия — ключевой элемент российских сухопутных войск, — говорит полковник. — У них больше орудий и реактивных систем залпового огня, чем у любого государства НАТО. И пока они совершенствовали эти вооружения, мы отправляли их в утиль. Результат — практически полное отсутствие тяжелой артиллерии в армиях альянса. Нужно четко понимать: на начальной стадии конфликта русские смогут обстреливать наши войска, оставаясь фактически неуязвимыми».

При этом артиллерия работает в тесной связке с беспилотной разведывательной авиацией, которая за последние годы сделала качественный и количественный скачок вперед. Русские, подчеркивает Бремер, прекрасно обкатали ее в реальных боевых действиях — в Сирии.

«Наши дроны совершили там более 16 тысяч вылетов, — уточняет военный эксперт Алексей Леонков. — Их интегрировали в единый разведывательно-огневой контур с наземными войсками. Это выглядит примерно так: спецназ в тылу боевиков обнаруживает объект, подлежащий уничтожению. В район операции немедленно вызывают БПЛА. Бойцы с помощью комплекса разведки, управления и связи (КРУС) „Стрелец“ из комплекта экипировки „Ратник“ передают дрону координаты цели. Тот отправляет информацию операторам средств поражения — самолетам или артиллерии. Далее следует точный залп, а беспилотник фиксирует результаты обстрела. Тактика постоянно совершенствуется. В войсках сегодня около четырех тысяч различных БПЛА».

Россия vs НАТО: высокоточное оружие

Кроме того, продолжает Бремер, Россия научилась применять небольшие дроны на малых высотах. Пентагон потратил миллиарды на разработку оружия против БПЛА. Однако на испытаниях эти системы засекают не более 60 процентов малоразмерных целей. Опасения эксперта вызывают и одноразовые дроны-«камикадзе» — практически невидимые на радарах. От них у НАТО вообще нет никакой защиты.

«Барражирующие боеприпасы — очень перспективное направление, — указывает Леонков. — Их сложно заметить и еще сложнее сбить. Для многих ситуаций они незаменимы. К примеру, противник развертывает на линии соприкосновения систему контрбатарейной борьбы. Обстреливать ее артиллерией бесполезно — РЛС срисует, откуда бьют, и пушкарям немедленно прилетит ответка. А барражирующий боеприпас не отследить. Это очень эффективное высокоточное оружие, хоть и со сравнительно небольшим радиусом действия».

В целом, заключает Бремер, у НАТО не так много вариантов, чтобы нейтрализовать преимущества России. Надо в максимально короткие сроки нарастить артиллерийские возможности — прежде всего за счет тяжелых орудий и крупнокалиберных РСЗО. Также требуется как можно больше недорогих малоразмерных дронов. Наконец, следует ускорить разработку перспективных средств ПВО малой и ближней дальности для уничтожения малых беспилотников.

Россия vs НАТО: борьба на море

Адмирал Кодл, выступая на ежегодной конференции Ассоциации надводного флота (Surface Navy Association conference), не сглаживал углы и говорил откровенно: если США ввяжутся в вооруженный конфликт с близким или равным по силе противником, ВМС понесут большие потери. И восполнить их будет нечем, так как судостроительных мощностей недостаточно для ремонта сразу нескольких крупных вымпелов. По словам адмирала, хуже всего дела обстоят с авианосцами и подводными лодками.

«У нас не хватает сухих доков и верфей, — подчеркнул Кодл. — А те, что есть, работают на пределе возможностей. И никаких резервов на случай непредвиденных обстоятельств нет. Так, не ясно, удастся ли сохранить в составе флота атомную подводную лодку (АПЛ) Connecticut, врезавшуюся в подводную скалу в Южно-Китайском море в октябре прошлого года. Она до сих пор ожидает ремонта, и когда он начнется — сказать сложно. Это глобальная проблема, и она может стать нашей критической уязвимостью в военное время».

Американские ВМС с 2015 по 2019 год потратили 2,8 миллиарда долларов на реконструкцию верфей. Рассчитывали повысить их производительность и эффективность. Но, согласно правительственному отчету, на четырех госпредприятиях за эти годы сорвали сроки 75 процентов работ по обслуживанию авианосцев и АПЛ. В частных компаниях ситуация получше, однако они занимаются преимущественно мало- и среднетоннажными кораблями.

Верфи очень старые. К примеру, бостонским больше 200 лет. Конечно, там неоднократно меняли оборудование, однако инфраструктура уже не отвечает современным требованиям.

По словам Кодла, в первую очередь необходимо увеличить финансирование военно-морских верфей в Портсмуте, Пьюджет-Саунде и Перл-Харборе. Также следует сосредоточиться на обучении персонала.

Системная проблема флота США

Техническое состояние американского флота давно оставляет желать лучшего. Осенью 2020-го спецкомиссия ВМС доложила конгрессу о многочисленных проблемах с надводными кораблями. За последние десятилетия их боеспособность упала, многие уже в «пенсионном» возрасте. При этом расходы на обслуживание стареющей армады только растут, создавая серьезную проблему даже для огромного военного бюджета США.

Больше всего вопросов к силовым установкам: они регулярно выходят из строя, а ремонтом приходится заниматься экипажам — прямо в море. На 30 с лишним кораблях эффективность двигателей за пять лет снизилась на 20 процентов. Ненадежность и капризность, по сути, поставила крест на новейших быстроходных вымпелах класса Freedom, то и дело ломавшихся в походах. Дефект признали системным, и с 2021-го флот эти корабли не покупает.

Хватает головной боли и с боевой информационно-управляющей системой Aegis, которая, помимо прочего, отвечает за противовоздушную оборону. Ею оснащены эсминцы «Арли Берк» и ракетные крейсеры «Тикондерога». Однако система регулярно сбоит. По заключению комиссии, если идеальное состояние оборудования равно единице, то средний показатель боевой готовности Aegis не превышает 0,75.

Отдельная история — устройства для взлета и посадки корабельных вертолетов. Их исправность снизилась с 0,77 до 0,68, причем поломки не раз могли привести к трагедии. Так, в октябре 2019-го вертолет MH-60 Seahawk разбился при посадке на авианосец «Рональд Рейган». К счастью, обошлось без жертв. Причина аварии — ошибка электросистемы корабля, выдавшей пилоту неверные данные для снижения.

В итоге в наступившем году ВМС спишут более двух десятков кораблей. Список утвердил лично начальник военно-морских операций (Chief of Naval Operations, CNO) адмирал Майкл Гилди. Помимо трех вымпелов типа Freedom, туда попал их одноклассник — литоральный боевой корабль Coronado проекта Independence. В августе 2016-го он вернулся из центральной части Тихого океана на Гавайи из-за поломки двигателя. С тех пор в море практически не выходил. Возиться с его «детскими болезнями» сочли слишком накладным.

Еще жестче поступят с ракетными крейсерами Ticonderoga. По плану CNO в резерв отправят семь из 22 имеющихся — San Jacinto, Lake Champlain, Monterey, Hue City, Anzio, Vella Gulf и Port Royal. Они вплотную приблизились к предельному 35-летнему сроку службы, и их поддержание на плаву ежегодно обходится в более чем 1,3 миллиарда долларов. А модернизация только Hue City и Anzio потребует еще полтора миллиарда.

Пять патрульных катеров Cyclone — Tempest, Typhoon, Squall, Firebolt и Whirlwind — служат с 1990-х и тоже порядком устарели. Их либо отправят на металлолом либо продадут за рубеж. В ВМС останутся пять единиц, однако они не сильно моложе и в ближайшем будущем их тоже спишут.

Самый крупный вымпел, который выведут из состава флота в 2022-м, — десантный корабль-док Whidbey Island водоизмещением 16 тысяч тонн, головной в одноименном проекте. Ему уже 36 лет. В последнем дальнем походе был в июле 2016-го: участвовал в международных военно-морских учениях Sea Breeze в Черном море.

Окажет ли Америка военную помощь Украине в случае конфликта с Россией

США не планируют расширять военное присутствие на Украине, где продолжают работу в качестве инструкторов бойцы национальной гвардии из штата Флорида, сообщил пресс-секретарь Пентагона Джон Кирби.

«У нас нет сейчас планов направлять дополнительные ротационные контингенты на Украину. Никаких изменений в миссии флоридской национальной гвардии на местности (не планируется)», — сказал Кирби журналистам.

Он добавил, что миссия гвардейцев, которые инструктируют и готовят украинских силовиков, будет продолжена.

США продолжают оценивать потребности Украины с точки зрения укрепления ее обороноспособности, но анонсировать поставки дополнительной военной помощи Киеву пока не готовы, заявил во вторник официальный представитель Пентагона Джон Кирби.

«На сегодняшний день нам нечего объявить о поставках дополнительной помощи», — сказал Кирби в ходе регулярного брифинга. При этом представитель Пентагона подчеркнул, что США будут продолжать оценивать потребности Киева на этом направлении и искать способы помочь Украине укрепить ее обороноспособность.

Во вторник представитель госдепартамента высокого ранга сообщила журналистам, что США намерены продолжать отправку Украине новой военной помощи, и очередные поставки ожидаются в течение ближайших недель.

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Look Fashion
Добавить комментарий

Adblock
detector